РечиПубликацииИнтервью | Rambler's Top100

Поиск по сайту:
Rambler's Top100
Яндекс цитирования



ТРИБУНА : ПУБЛИКАЦИИ

УЧРЕДИТЕЛЬНЫЕ ДОКУМЕНТЫ - ЗАКОН ЖИЗНИ НОВЫХ АДВОКАТСКИХ ОБРАЗОВАНИЙ :: В. Сергеев, адвокат, член Российской академии юридических наук
I. ЧТО ТАИТ САМУЮ БОЛЬШУЮ УГРОЗУ НЕЗАВИСИМОСТИ АДВОКАТУРЫ?

В соответствии с Законом об адвокатской деятельности и адвокатуре нынешняя адвокатская деятельность осуществляется в нескольких организационно-правовых формах. К таковым относятся: адвокатский кабинет, адвокатское бюро, коллегия адвокатов, юридическая консультация. После приобретения статуса адвоката и внесения в региональный реестр адвокат вправе самостоятельно избрать любую форму адвокатского образования и место осуществления адвокатской деятельности.
Очевидно, после избрания исполнительных органов адвокатского сообщества (советов адвокатских палат) в развитие соответствующих законодательных норм выйдут соответствующие внутренние нормативные акты адвокатских палат, регламентирующие порядок последующих действий адвоката после присвоения ему статуса адвоката.
Конечно, никто не будет распределять адвокатов по коллегиям или в адвокатские бюро, поскольку прием в эти адвокатские образования будет осуществляться на основании учредительных и партнерских договоров. А вот над проектами таких учредительных договоров уже повсеместно началась активная работа. Инициативу взяли бывшие президиумы коллегий адвокатов и заведующие юридических консультаций, т.е. чиновники адвокатуры. Прежде они достаточно хорошо жили за счет отчислений из адвокатских гонораров, поэтому не удивительно, что в выходящих из-под их пера проектах сквозит неприкрытое желание все оставить по-прежнему. То есть, прежние юридические консультации хотят возомнить себя теперь коллегиями адвокатов. Однако весь порядок формирования таких коллегий, их функционирования и т.д. видится их инициаторам по принципу и подобию прежних коллегий. Все повторяется точь-в-точь, как и в распавшемся СССР: союзные республики стали самостоятельными государствами, регионы – губерниями, а их руководители местными царями.
Например проект нового устава одной из ныне действующих крупных коллегий адвокатов при реорганизации этой коллегии в новую структуру предусматривает: всю реальную власть в юридическом образовании оставить президиуму коллегии, в том числе право принимать в коллегию новых членов, привлекать адвокатов к ответственности, исключать из коллегии, контролировать качество оказания адвокатами юридических услуг и защиты клиентов на процессах, устанавливать и утверждать правила внутреннего трудового распорядка для адвокатов, принимать в коллегию стажеров и помощников адвокатов и т.д., и т.п.
Один из заведующих юридической консультацией (бывший прокурор), которая имеет намерение на собственной базе создать коллегию адвокатов, заявил, что нового ничего выдумывать не надо, есть опыт прежней коллегии адвокатов, по нему и будет формироваться новая структура, и, как он, заведующий, скажет, так и будет. Будут прежний порядок, правила внутреннего трудового распорядка для адвокатов и жесточайшая государственная дисциплина. И если управление юстиции снова прикажет на бесплатной основе анализировать соответствие закону и писать юридические заключения на сотни нормативных актов Правительства Москвы, как это было ранее, (а такое мероприятие адвокаты в этом году выполняли под силой приказа своих "боссов", привыкших по старинке валяться в ногах у минюстовских чиновников), – адвокаты будут писать и никуда не денутся...
Адвокатура была и останется институтом государства, и никто, в том числе он, заведующий (председатель президиума) не потерпит никакой, независимости и самоуправления в адвокатском корпусе. Отныне, как считает такой адвокатский чиновник, в адвокатуре будет строгая государственная и трудовая дисциплина. "А кто не согласен – вольному воля, двери открыты, создавай свою структуру...".
А потому, представляется, что не столько некоторые перечисленные мной ранее в некоторых своих публикациях "подводные рифы" закона об адвокатской деятельности таят в себе угрозу адвокатской независимости, сколько подобные названному заведующему лица и создаваемые ими структуры. Которые, если действительно будут созданы по образцу и подобию прежних коллегий, привнесут в адвокатское сообщество не просто отрицательный опыт формирования адвокатских образований, но и еще больший административный гнет адвокатских начальников над рядовыми адвокатами, чем это было раньше.
Нынешняя практика подготовки к формированию адвокатуры нового типа, адвокатуры двадцать первого века с нескрываемой откровенностью демонстрирует нам, где ныне таится главная опасность в адвокатуре, кто и что ей угрожает и насколько опасны эти угрозы. Эта угроза - в тех людях, которые уже не способны осознать и, главное, принять, все то новое, что дало нам время, все прогрессивное, что наработано в адвокатском корпусе десятилетием проб, ошибок и в то же время десятилетием, наполненным живой работой, открытиями, находками, прекраснейшим опытом войны за права.
Нынешней адвокатуре угрожают не просто консерваторы, а закостенелые ретрограды, воинствующий догматизм в умах и психологии некоторых прежних кадров. Которые и ныне все еще диктуют людям, как им жить, пытаются навязать им свои прогнившие и отвергнутые практикой стереотипы понимания адвокатской деятельности и внутренней жизни адвокатуры.
Эти кадры, привыкли руководить адвокатами за счет их же достаточно обильных адвокатских отчислений из гонораров и высоких окладов. Поставив работу в некоторых юридических консультациях по опыту и подобию колхозов или совхозов с полугосударственной дисциплиной, графиками дежурств, обязательными сидениями в консультациях, эти руководители за годы руководства адвокатскими структурами полностью разучились не только по иному думать, вырабатывать какие-то иные плодотворные идеи, нежели идеи колхозного братства, источать иные мысли, нежели мысли о том, как им усилить контроль за адвокатами, что самое страшно – они полностью утвердились в мысли, что "все действительное разумно", раз оно хорошо для них самих.
И порой кажется, что уже ничем эти, вросшие крепкими корнями в унавоженную почву прежней достаточно благодатной и беспроблемной адвокатской жизни и покрытые обильным мхом деструктивизма, камни ничем не сдвинуть. В практике прежних коллегий адвокатов существовал такой непреложный принцип: заведующих юридическими консультациями назначали сверху, их практически никогда не меняли (за редким исключением, когда тот или иной кадр настолько проворовывался, что не заметить этого уже нельзя было).
Такая практика создала психологию несменяемости, незаменимости адвокатского начальника, со временем превращая его в своеобразный "пик коммунизма" – недоступную всеконтролирующую чиновную фигуру с неограниченными полномочиями. Многие такие начальнички сегодня возомнили себя полновластными хозяевами адвокатуры, местными царьками, обзавелись "сторонниками-прихлебателями", заготовили компромат на оппозицию на случай "переворота", ... В общем – все, как и в государственных структурах, от примера которых такие начальнички ни за что не в силах отрешиться.

Новый закон дал возможность в корне изменить подобные подходы. В ч. 2. Ст. 3 Закона об адвокатской деятельности вторым среди основных принципов, по которым должна действовать нынешняя адвокатура, называется принцип независимости, а третьим – самоуправления. Названы также принципы корпоративности (а не единоначалия адвокатского чиновника) и принцип равноправия адвокатов.
Этими принципами адвокатам надо пользоваться, как говорится, на всю катушку.
Именно поэтому важнейшей задачей всех действующих адвокатов России на нынешнем историческом отрезке времени, т. е. до того, как будут сформированы адвокатские палаты, является разработка собственных "внутренних законопроектов" своих образований, в которых они намереваются работать дальше. Перефразируя поэта, - больше проектов хороших и разных!
Главное, чтобы они несли в себе заряд здравого разума, квалифицированного правового подхода и опыта, основанного на объективной оценке бывшей махровой командно-административной системы в адвокатуре, приведшей к засорению ее по воле многих президиумов коллегий адвокатов сотнями бездарных и неподготовленных личностей. И принимать такие документы необходимо на собраниях, где будут соблюдаться принципы независимости и самоуправления адвокатов при принятии наиболее устраивающих большинство членов "малых законов" о жизни и деятельности адвокатских образований, а не на формально собранных адвокатскими чиновниками "дежурных" мероприятиях.
На адвокатуру в целом и на адвокатские образования, в частности, пора начинать смотреть по новому, новым взглядом, подходить к организации и деятельности адвокатов с учетом нового времени, новой жизни. Хватит руководствоваться старыми шаблонами и поклонением власти чиновника, будь он какой-нибудь клерк из Минюста или "начальник" из адвокатуры.
Необходимо иметь в виду, что волей-неволей, но со временем по-новому, на адвокатуру начнут смотреть и ее клиенты. Ознакомление с уставом и учредительным договором адвокатского образования при заключении договора поручения или о возмездном оказании услуг с адвокатом станет такой же нормой, как это делается при совершении любой хозяйственной сделки, когда партнеры взаимно знакомятся с документацией друг друга.
Прозрачность юридического статуса коллегии адвокатов или адвокатского бюро, грамотность и соответствие этого документа закону, и особенно принципу независимости адвокатуры для клиента будет незыблемым условием заключаемых адвокатами сделок с клиентами. В свою очередь несоответствующие подобным ожиданиям клиента учредительные документы адвокатского образования, где работает адвокат, просто оттолкнут его от дальнейших взаимоотношений с адвокатами такого этого образования.
А, значит, с правовой точки зрения такие документы адвокатского образования должны быть исключительно отработанными, в должной мере принципиальными в части, касающейся закрепления своего статуса независимой от государства организации, защиты этого статуса и конкретных адвокатов от произвола государства и вмешательства извне.
Клиент со временем научится разбираться, с каким адвокатом ему заключать договор: с тем, который начисто лишен самостоятельности в своем адвокатском образовании, передоверив все вопросы его жизни и деятельности администрации (президиуму, заведующему), или с тем, который имеет вес в своей адвокатской структуре, может принимать решения и который в достаточной степени защищен правом этой структуры выступать в защиту адвоката в государственных органах и собственном адвокатском сообществе.
На формально составленных документах – "внутренних законах" коллегии адвокатов или адвокатского бюро теперь далеко не уедешь. В такие адвокатские образования придут лишь не достаточно грамотные люди, которым совершенно безразлично, зависим ли адвокат от каких-либо влияний извне, в т.ч. и от своего начальства, или независим.
Грамотный же, а, значит, состоятельный, клиент пойдет защищаться в солидную структуру, в "законодательстве" которой будет отображена вся его суть независимой и самоуправляемой организации гражданского общества.
Именно в учредительных документах адвокатского образования будет отображено, как в зеркале, кто есть кто из адвокатов этого образования, смелый ли он человек, умный ли, грамотный ли, уважающий ли закон, собственные независимость и авторитет, или это средне-серенькая личность, проголосовавшая "как все" в угоду собственному начальнику за удобные для того положения учредительных документов, за ограничения его, рядового адвоката, прав, за неограниченные полномочия этого начальника. (а с полномочиями и властью всегда ведь связаны и большие привилегии, а там, где привилегии, там - подобие государственного аппарата со всеми его пороками и никчемностью, с которым (подобием) люди давно уже не хотят иметь ничего общего).
Именно, учтя такую негативную практику, в прежней адвокатуре создалось очень много адвокатских бюро, адвокаты в которых строили свою работу совершенно по иным критериям и принципам. И потому к ним шли и идут клиенты, им доверяли и будут доверять, видя в них смелых новаторов, неординарных личностей с неординарными подходами и неординарными методами защиты.
И именно потому многие юридические консультации, да даже и коллегии адвокатов прежнего состава, лишившись клиентов, до такой степени обнищали, что ныне не на что даже сесть в невзрачных, никого не привлекающих офисах юридических консультаций. О компьютерах, подключении к Интернету, иных новшествах и современных технологиях адвокатского труда в них вообще не может идти и речи. Не до жиру, быть бы живу.
Зато руководители таких обнищавших адвокатских структур ездят на дорогих служебных иномарках, организуют для себя и своего административного аппарата многочисленные зарубежные вояжи на так называемую "учебу"., да и в Москве на мало-мальски захудалое совещание снимают не менее как Колонный зал или гостиницу Россия.
Правда, и управляющие партнеры адвокатских бюро не бедствуют. Но они ездят на своих, даже более престижных, а не на служебных, машинах. И офисы у них подстать многим крупным коммерческим компаниям. И положение адвокатов, их самооценка и оценка окружающих - соответствующая. Но это – за счет не административного ража, а за счет умения работать в новых экономических условиях на совершенно иной демократической основе самоуправления в адвокатском коллективе.

II. КАК ИЗБЕЖАТЬ УГРОЗЫ И ЧТО ДЛЯ ЭТОГО НУЖНО СДЕЛАТЬ?

Прием в коллегию адвокатов

Прежде всего, адвокаты должны сами осознать всю важность, новизну и прогрессивность принятого адвокатского закона. С этим законом им надо стать на "ты", ибо он принят в их защиту, он может стать их опорой и стеной одновременно, если умело им пользоваться. Закон достаточно четко регламентирует многие аспекты адвокатской деятельности, казалось бы, не оставляя в нем какого-либо поля для какой-либо иной самостоятельной регламентации. Но на самом деле это не так. Среди обилия правил и норм в законе специально оставлено достаточно много места там, где речь идет об организации адвокатских образований: коллегий адвокатов, адвокатских бюро и кабинетов. А это уже совсем немало.
Насколько полно вложат адвокаты свои мысли и чаяния в учредительные документы своих адвокатских образований, настолько легче им будет потом барахтаться в кипящем море страстей, в нашей сложной и противоречивой действительности.

Итак, что же должно найти отражение в законодательстве адвокатских образований (уставах, учредительных и партнерских договорах)?

Потребуется, прежде всего, четкая регламентация и определение роли адвокатских образований в форме коллегий адвокатов и адвокатских бюро в процессе подготовки претендента к приобретению статуса адвоката, чтобы исключить случаи, когда лицо может приобрести статус адвоката, а в последующем работать ему окажется негде.
В соответствии с ч. 6 ст. 15 Закона адвокат со дня получения статуса, либо внесения сведений о нем в региональный реестр после изменения им членства в адвокатской палате, либо после возобновления статуса адвоката обязан уведомить совет адвокатской палаты об избранной им форме адвокатского образования в течение 6 месяцев со дня наступления указанных обстоятельств. Если же такое уведомление в указанный срок не сделано или если оно не поступило в адвокатскую палату и в ней отсутствуют сведения об избрании адвокатом формы адвокатского образования, а также сведения о том адвокатском образовании, учредителем (членом) которого является адвокат, то такой адвокат лишается статуса адвоката на основании п. 3 ч. 1 ст. 17 Закона.
Подобная норма Закона, хотя на первый взгляд, и достаточно подробная по форме, в своем содержании содержит потенциальную опасность, связанную с тем, что адвокат, успешно работающий в одном из адвокатских образований, о чем он своевременно направил в адвокатскую палату уведомление, может быть лишен адвокатского статуса лишь по той причине, что такое уведомление по какой-либо причине не поступило в адвокатскую палату или затерялось в ней. Надо полагать, что подобные недоразумения и эксцессы будут предупреждены превентивными внутренними нормативными актами не только адвокатских палат, но и прежде всего коллегий адвокатов или адвокатских бюро, без участия которых не должно решаться ни одно действие, связанное с дисциплинарной ответственностью или прекращением статуса адвоката.
Есть и другая опасность. Получив статус адвоката, адвокат может быть не принят ни в одно из действующих на территории субъекта Федерации адвокатских образований. Сейчас вопросы приема новых членов в свои коллективы должны решаться самими адвокатами (членами коллегий или партнерами адвокатских бюро). А поэтому, конечно же, перед получением в установленном законом порядке статуса адвоката, адвокат должен согласовать вопрос последующего приема его в ту или иную коллегию адвокатов или в адвокатское бюро на одном из собраний этих адвокатских образований.
Попытки же протащить в учредительных документах право лишь исполнительных органов принимать от имени коллектива в адвокатское образование новых членов чревато снижением авторитета такого адвокатского образования перед клиентами, ущемлением законных прав адвокатов на самоуправление в своей организации, авторитаризмом, а со временем – разобщенностью коллектива, делением на "приближенных" к начальнику и "отдаленных" от него, что всегда создает нездоровую рабочую обстановку, а иногда и склоки, внутренние скандалы, прочую негативную атмосферу, в которой будет уже не до творческой работы.
В некоторых ныне действующих юридических консультациях порядок, когда роль коллектива при принятии в свои ряды новых членов начисто игнорировалась, довел до того, что люди, работающие в ней, даже не знают друг друга. Кто они, откуда взялись, кто их "протаскивал" в адвокаты, и за какие такие заслуги, никому не известно.
И порой создается просто гнетущая обстановка, когда действующий "активный штык" адвокатуры не может найти места в офисе для беседы со своим клиентом, ибо все места заняты сидящими днями и месяцами на хлипких стульях новыми неизвестными ему адвокатами, которые своим скучающим видом и абсолютным безделием как бы внушают этому "штыку" древнейшую мудрость Лао Цзы о бренности мирских дел и полезности созерцания небесных светил. Так подобными адвокатами, которые содержатся за счет состоятельных родителей или иных источников, "высиживается" необходимый адвокатский стаж, приобретается липовый опыт работы, и со временем они уходят на высокие посты в государственных структурах.
Непрофессионализм – болезнь нашей государственной системы. И этот непрофессионализм до недавнего времени порождали в том числе и многие адвокатские структуры, принимая "по блату" в свои ряды чьих-то протеже. Тот же заведующий юридической консультацией, о котором говорилось выше, признавался: "Как я могу отказать заместителю министра юстиции?". А еще раньше он не смог отказать сотруднику Генеральной прокуратуры, протаскивая через президиум коллегии его дочь...
А поэтому, если в самом адвокатском коллективе не покончат с подобной практикой, вряд ли можно будет говорить всерьез о корпоративной работе, солидарности адвокатов в борьбе за права, взаимопомощи и взаимопонимания. А о независимости адвокатов вообще говорить не приходится. О заработках в таком адвокатском образовании можно забыть.
Правда, сейчас претендентами на членство в коллегии будут являться лица, уже получившие статус адвоката. Однако это еще не означает, что они должны быть в обязательном порядке приняты в какую-либо адвокатскую структуру. Не должно культивироваться адвокатской палатой и "направление адвокатов на работу" в коллегию адвокатов или адвокатское бюро, как это довольно часто происходило ранее. Если такое случится, значит органы адвокатского сообщества воочию продемонстрируют свое полное неуважение к правам адвокатов, к которым будет выписано "направление на работу". Более того, будет продемонстрировано и неуважение к закону. Дело в том, что и коллегия адвокатов, и адвокатское бюро будут действовать не только на основании Закона о некоммерческих организациях, но и на основании договоров между своими членами (учредительного – в коллегии и партнерского – в бюро). Принятие нового члена без подписания такого договора будет просто невозможным. Если, конечно, адвокатская палата не издаст какого-нибудь своего извращающего закон документа.
В тех случаях, когда на территории адвокатской палаты имеются юридические консультации, работа в них адвоката осуществляется по направлению адвокатской палаты. Вот здесь, пожалуйста, принимайте по административному принципу. А коллегии адвокатов и адвокатские бюро – это организации самоуправляемые самими адвокатами и диктовать им волю извне как раз и будет считаться извращением закона.

Определение четкого статуса юридического образования

Появление в Законе указанных новых организационно-правовых структур в виде коллегий адвокатов и адвокатских бюро – новелла в праве. Практически адвокатские структуры (за исключением адвокатского кабинета) стали полностью самостоятельными как в организационном, так и в экономическом, хозяйственном плане.
Установленная в ранее действовавшем Положении об адвокатуре зависимость юридических консультаций (иных организационно-правовых структур, установленных законом, не существовало) от президиумов коллегий адвокатов серьезным образом сдерживало, прежде всего, финансовую активность таких структур, тормозило их деятельность и, более того, иногда ставило на грань нарушения законодательства об уплате налогов. Ведь при работе в условиях полной самостоятельности и независимости от своих вышестоящих, а по сути номинальных, исполнительных органов в таких структурах всегда возникали вопросы о неэквивалентности отчислений на нужды чиновников из вышестоящего органа.
Это в свою очередь порождало искусственное занижение поступлений в такую структуру средств от гонораров, а иногда даже и открытие недоступных для проверяющих счетов в оффшорных зонах с двойной формой расчетов с клиентами. Многие ученые из числа действующих адвокатов давно уже заявляли, что объединения адвокатов в коллегии изжило себя. Ситуация требовала преобразований принципиального характера. И вот теперь эти преобразования произошли. Адвокатские структуры в сегодняшнем их качестве кардинальным образом отличаются от тех, которые действовали на основании Положения об адвокатуре.
Сегодня прежние структуры будут трансформированы из ранее действовавших юридических консультаций в профессиональные образования, на которые возложена обязанность по объединению адвокатов для осуществления адвокатской деятельности. Нынешние коллегии адвокатов (адвокатские бюро) непосредственно не должны оказывать юридическую помощь, а призваны лишь выполнять публично-значимую задачу – осуществить объединительную функцию по созданию коллективов профессионалов для того, чтобы им было удобнее заниматься адвокатской деятельностью.
Таким образом, коллегия превращается не в административную надстройку над адвокатами, а только в организационную форму, способствующую успешной работе адвокатов. При этом предусмотрено и решение вопросов собственности. Ведь раньше адвокат, проработав несколько десятков лет в коллегии, не имел права ни на что, – все имущество было собственностью даже не юридической консультации, а коллегии адвокатов.
Несмотря на огромные отчисления из собственных средств адвоката (гонораров) и фактическое формирование из них самой адвокатской структуры и ее материальной хозяйственной основы, адвокат не имел никаких имущественных прав, не говоря уж о наследственных и иных последствиях. (см., например, В. Н. Буробин, "Российская адвокатура в двадцать первом веке", "Бизнес-Адвокат", № 3-2000 г., ст. 7; "Адвокатская деятельность", ст. 67-72).
Заведующий юридической консультацией № 11 МГКА российский ученый Г. К. Шаров признавал, что существующий статус юридических консультаций – нежизнеспособный и неконкурентоспособный "колхоз", искусственно внедренный в адвокатуру в период всеобщей коллективизации в конце 20-х годов. Адвокаты не были заинтересованы в развитии юридических консультаций. Правовое положение ЮК не соответствовало цивилизованным формам адвокатской деятельности и его необходимо было приводить в соответствующее нынешнему времени русло (см. статью "Адвокатура и финансы". "Российская юстиция", № 1, 1998 г., с. 68).
В соответствии с Законом ныне два и более адвоката вправе учредить коллегию адвокатов. Коллегия адвокатов является некоммерческой организацией, основанной на членстве и действующей на основании устава, утверждаемого ее учредителями (далее – устав), и заключаемого ими учредительного договора. Учредителями и членами коллегии адвокатов могут быть адвокаты, сведения о которых внесены только в один региональный реестр.
Коллегия адвокатов является юридическим лицом, имеет самостоятельный баланс, открывает счета в банках в соответствии с законодательством Российской Федерации, имеет печать, штампы и бланки с адресом и наименованием коллегии адвокатов, содержащим указание на субъект РФ, на территории которого учреждена коллегия адвокатов. Коллегия адвокатов вправе создавать филиалы на всей территории РФ, а также на территории иностранного государства, если это предусмотрено законодательством данного иностранного государства.
Адвокаты, осуществляющие адвокатскую деятельность в филиале коллегии адвокатов, являются членами филиала коллегии адвокатов, создавшей этот филиал. Это весьма принципиальное положение должно найти отражение в Положении о филиале и в уставе коллегии. Сведения об адвокатах, осуществляющих адвокатскую деятельность в филиале коллегии адвокатов, вносятся в региональный реестр того субъекта РФ, на территории которого создан филиал.
Итак, Закон рассматривает коллегию адвокатов как новый вид адвокатского образования. Установленная ранее Положением об адвокатуре процедура образования коллегий адвокатов (согласование с Министерством юстиции РСФСР, а в необходимых случаях и Министерством юстиции СССР, утверждение и регистрация в Совете министров автономной республики, исполнительном комитете краевого, областного, городского Совета народных депутатов) на практике не выполнялась. Фактически государство в лице Минюста всячески тормозило появление истинно независимой от государства структуры, призванной защищать граждан. В темном омуте государственной неразберихи происходили и темные дела.

Долгая дорога "в дюнах" или лицемерие Минюста.

По этой причине коллегии адвокатов "нового типа" де-факто существовали уже давно. В письме Министерства юстиции РФ "О работе параллельных коллегий адвокатов" от 30.06.1995 г. № 09-06-99-95 сообщалось, что "президиумы параллельных коллегий адвокатов самостоятельно без ведома и согласия местных органов власти и юстиции открывали юридические консультации не там, где это необходимо гражданам и организациям, а в члены коллегий принимались лица, исключенные из адвокатуры за злоупотребления, уволенные из правоохранительных органов за аморальное поведение и др. поступки...".
В другом письме Минюста РФ "О предоставлении права заниматься адвокатской деятельностью" от 19.10.1995 г. № 09-06-143-95 говорилось, что "до сих пор имеют место случаи создания коллегий адвокатов на местах с нарушением действующего законодательства об адвокатуре – без согласия Минюста РФ, как общественные объединения, а также – создания коллегий в городах, хотя такие коллегии по Положению об адвокатуре предусмотрены только в городах Москве и Санкт-Петербурге". Этим письмом Минюст РФ рекомендовал в случаях необходимости расширения платных юридических услуг руководствоваться постановлением Правительства РФ о лицензировании деятельности по оказанию платных юридических услуг, которое не давала права заниматься адвокатской деятельностью. Однако и первый, и второй приведенные выше инструктивные документы Министерства юстиции РФ на местах были проигнорированы. И как до их издания, так и после появлялись новые и новые "параллельные" коллегии, вопреки многочисленным заявлениям и протестам коллегий "традиционных". Создавалось впечатление, что процесс перешел в неуправляемое русло (хотя на самом деле это было хорошо управляемой политической акцией). Коллегии адвокатов создавались даже на базе бывших юридических кооперативов, коммерческих фирм (товариществ с ограниченной ответственностью, закрытых акционерных обществ и проч.), что извращало идею адвокатской деятельности и снижало авторитет адвокатуры в обществе.
Причины, по которым в адвокатском корпусе произошли такие серьезные расслоения, которые на долгие годы повлияли и практически сорвали процесс формирования адвокатуры как независимого от государства органа, и затормозили принятие нового Закона об адвокатуре, – связаны с лицемерием Министерства юстиции РФ. Если полностью проанализировать приведенные выше и другие изданные им документы по этому вопросу, это станет более чем очевидным.
В своих письмах Минюст как бы выражал недовольство нарушением Положения об адвокатуре, в реальности же писал так, чтобы из них не усматривалось четкой государственной воли. И поэтому создание "параллельных" коллегий, как ни крути, происходило с участием Минюста РФ и при его благожелательном к этому отношении. Само название второго письма, которое цитировалось выше, говорит о предоставлении права заниматься адвокатской деятельностью, а в рекомендательной (как ни странно, но не резолютивной) его части говорится о необходимости расширения платных юридических услуг на основании лицензионной (а не адвокатской) деятельности. Таким образом вопрос о том, прекращается ли создание "параллельных" структур или нет, практически все это время оставался открытым.
Можно предположить, что такая политика проводилась Минюстом РФ с целью разобщить адвокатский корпус под благообразным предлогом увеличения числа адвокатов и наиболее полного удовлетворения запросов граждан и организаций в юридической помощи. Однако даже в официальных документах Минюст РФ не скрывал и еще одну цель – "создание здоровой конкуренции в адвокатской деятельности" (см. письмо от 30.06.1995 г.).
Между тем, поскольку адвокатские объединения не являлись коммерческими организациями, и поскольку правовая природа адвокатского труда, адвокатская культура и этика ничего общего не имели и не имеют с недоброжелательностью, враждой адвокатов между собой, бестактностью, некорректностью и другими подобными проявлениями, – о создании (нагнетании) какой-либо конкуренции между адвокатами говорить не только не верно, но и абсолютно вредно. "Здоровой конкуренции", как это сказано в циркуляре Минюста, в подобных случаях не бывает.
Таким образом, искусственным насаждением в адвокатском корпусе рыночной конкуренции государство (через свое министерство) добилось нивелирования роли коллегий адвокатов в общественной жизни, чем почти устранило основного своего оппонента, защищающего гражданина в противостоянии с государством.
Но и в такой обстановке неразберихи и вакханалии, вопреки деструктивному влиянию государственных чиновников, некоторые наиболее светлые головы адвокатов сумели не поддаться повальному падению престижа профессии в обществе и нравов в адвокатуре. Их заслуга в том, что они вовремя сориентировались и поняли, что настал именно тот момент, когда пришло время возрождать авторитет настоящей русской адвокатуры.. Без ущерба собственному профессионализму, адвокатской этике, гражданской позиции за короткий срок они создали лучшие образцы адвокатских структур, поставили профессиональную правовую защиту граждан и организаций на современный уровень и вывели эти структуры в число самых передовых адвокатских объединений в стране. Это с их участием в стране возродилось обучение адвокатов новой волны, открыт ставший известным в стране ВУЗ – Академия адвокатуры, учреждены традиции чествования лучших российских адвокатов и их награждения медалями великих российских юристов прошлого и т.д. Это благодаря их участию в стране наконец-то начал действовать новый Закон об адвокатской деятельности.
Нынешние коллегии адвокатов, согласно принятой в Законе концепции, – это целиком и полностью такие организации, которые независимы ни от Минюста РФ, ни от других государственных органов и им не подотчетны. Деятельность коллегий адвокатов основываться только на учредительном договоре и на уставе коллегии, принимаемом на собрании адвокатов.

Коллегии адвокатов умерли. Да здравствуют коллегии!

В Законе не выражено четких целей и задач коллегии адвокатов, принципов формирования ее органов, принятия в члены коллегии новых, помимо учредителей, адвокатов. Однако законодательным пробелом такое положение назвать нельзя. Законодатель специально оставил адвокатам простор для оперативной деятельности и то, что он "упустил" в Законе, должно быть восполнено в принимаемых внутренних документах коллегии: учредительном договоре, уставе.
Особое предназначение современной коллегии адвокатов (как, впрочем, и адвокатского бюро) заключается в том, что она (оно) должна (должно) воплотить в себе те черты адвокатской ассоциации (как профессионального объединения адвокатов), которые заложены в международных нормах, в т.ч. в Основных положениях ООН о роли адвокатуры и Рекомендациях Комитета Министров Совета Европы государствам-членам Совета Европы.
В частности, в названных Рекомендациях записано, что адвокаты могут полностью выполнять свою роль в правовом государстве только в той мере, в какой адвокатские коллегии являются независимыми от государства и от групп экономического давления. Адвокатские коллегии и иные профессиональные ассоциации адвокатов должны стремиться к сотрудничеству с правительствами, добиваясь, чтобы у всех категорий граждан был реальный и равный доступ к юридическим услугам, чтобы адвокаты могли консультировать своих клиентов и помогать им в соответствии с законом и с установленными профессиональными нормами, без какого бы то ни было необоснованного вмешательства (принцип V.2).
Адвокаты должны закрепить и такой принцип, как признание роли адвокатских коллегий в защите и отстаивании независимости адвокатов от любых необоснованных ограничений и вмешательств. Необходимо закрепить перечень функций адвокатских коллегий, которые должны содействовать независимости адвокатской профессии, и интегрированию их в обществе.
Учитывая важность независимости адвокатов для их клиентов и для общественности и с целью позволить адвокатским коллегиям выполнять их функции по защите и развитию этой независимости, Рекомендации настаивают на том, чтобы адвокаты имели возможность принимать все необходимые меры для защиты своих интересов в случае, если их права и свободы будут ограничиваться. Для защиты адвокатов адвокатские коллегии должны иметь право обращаться в правоохранительные и иные компетентные органы (принцип V. 5).
Таким образом, представляется, что не будет противоречить Закону возложение на коллегию адвокатов не только объединительных функций для создания адвокатам соответствующего "рабочего места", но и принятие на себя обязательств по обеспечению адвокатской деятельности, защиты адвокатов от незаконного влияния.
При этом такая функция коллегии адвокатов не может противоречить подобной же функции адвокатской палаты, которая создается в целях обеспечения оказания квалифицированной юридической помощи, ее доступности для населения, представительства и защиты интересов адвокатов, контроля за профессиональной подготовкой лиц, допускаемых к осуществлению адвокатской деятельностью и соблюдением адвокатами кодекса профессиональной этики адвоката (см. ч. 4 ст. 29).
Необходимо учесть, что с образованием на территории субъекта федерации одного адвокатского объединения – адвокатской палаты, некоторые из них станут настолько громоздкими, что до конкретного адвоката помощь адвокатской палаты может просто не дойти. А совет адвокатской палаты, состоящий лишь из нескольких человек, будет просто не в состоянии выступить представителем какого-либо нуждающегося адвоката, например, в суде, в государственном органе, осуществить иную деятельность, связанную с защитой интересов адвоката или адвокатского образования.
А поэтому, хочу еще раз заострить внимание читателей, на подготовку уставов и учредительных договоров адвокатских образований необходимо обращать особое внимание, сосредотачивая в этих документах многие организационные и правовые вопросы, не нашедшие отражения в Законе и дополняющие его.
В силу законодательного определения, обязавшего при создании филиалов адвокатских коллегий работающих в этих филиалах адвокатов включать в региональный реестр субъекта федерации по месту нахождения филиала, этот вопрос стал представлять достаточную сложность для конкретных адвокатов, желающих работать в филиалах больших коллегий адвокатов. Подобное законодательное установление практически лишило выбора многих адвокатов остаться на правах филиалов в своих коллегиях адвокатов после их реорганизации.
Дело в том, что основным "притягательным" мотивом желания быть членом, например, столичной коллегии адвокатов для многих региональных адвокатов являлся стимул не быть зависимым от местных органов власти, чиновников, правоохранительных органов, а, значит, быть надлежащим образом защищенным от их произвола и давления при осуществлении независимой линии поведения при защите клиентов.
Однако требования комментируемой нормы к включению таких адвокатов в региональный реестр, а, значит, и причислению их к региональной адвокатской палате, полностью нивелируют данный мотив. Адвокат, принявший решение работать, например, в филиале столичной коллегии адвокатов, теперь будет зависим не только от собственной коллегии (а, значит, косвенно и от адвокатской палаты по месту регистрации коллегии адвокатов, но и от региональной адвокатской палаты по месту действия филиала, от территориального органа юстиции, а, значит, от всех местных властей и правоохранительных органов).
Кроме того, у адвоката, работающего в филиале, значительно возрастают суммы отчислений, по сравнению с суммами, отчисляемыми адвокатами, работающими в адвокатских кабинетах, бюро, коллегиях. В частности, помимо сумм, указанных в ч. 7 ст. 25 Закона, адвокат, работающий в филиале коллегии адвокатов, обязан будет делать отчисления также на содержание собственного филиала.

Адвокатское бюро - новый вид адвокатского "коллективного творчества"

Следующей за коллегией адвокатов структурой идет адвокатское бюро. Адвокаты, учредившие адвокатское бюро, фактически руководствуются той же нормой, что и при учреждении коллегии адвокатов Отличие адвокатского бюро от коллегии адвокатов заключается лишь в том, что адвокаты, учредившие адвокатское бюро, обязаны составить партнерский договор по форме и содержанию, указанному в Законе. К отношениям, возникающим в связи с учреждением и деятельностью адвокатского бюро, применяются правила ст. 22 Закона (Коллегия адвокатов), если иное не предусмотрено ст. 23 (Адвокатское бюро). Фактически адвокатские бюро существуют в России уже более десяти лет.
Серьезную реформу в указанном проблемном вопросе предлагали очень многие практические работники и ученые-юристы, стремясь к расширению прав адвокатов. Они добивались, чтобы адвокаты бюро стали более самостоятельными субъектами отношений с клиентами и могли строить свои расходы, связанные с профессиональной деятельностью, не из зарплаты, а из валовых поступлений, расширения собственных прав, чтобы они на правах самофинансирования самостоятельно распоряжались своими средствами. Экономическая суть адвокатского бюро: при равных правах пользования благами, адвокаты должны в равной степени участвовать в доходах.
Как уже сказано выше, некоторые адвокатские структуры давно начали работать по-новому, и провели достаточно эффективные реформы в своей деятельности, финансовом обеспечении и оплате труда адвокатов. В монографии д.ю.н., профессора права М.Ю. Барщевского "Адвокат. Адвокатская фирма. Адвокатура", М., "Белые Альвы", 1995 г.) приводятся многочисленные примеры правовой организации и деятельности адвокатских бюро и фирм, являющихся юридическими лицами со всеми вытекающими отсюда последствиями, начавших работать в Москве в новых экономических условиях уже десять лет назад.
Следует заметить, что прогрессивным веяниям молодых адвокатов того времени по переустройству своей коллективной адвокатской деятельности не мешали и активно способствовали высокопоставленные государственные чиновники. Созданные и сегодня прекрасно работающие юридические бюро и фирмы воплощают в себе идеи нового организаторского и юридического мышления, нестандартность подходов, качественно иных форм адвокатской деятельности и оплаты труда адвокатов, борьбы с закостенелостью и реакционным консерватизмом в юридической жизни страны.
Закон не представляет собой какой-либо сложности в трактовке и понимании правового статуса адвокатских бюро и его достаточно внимательное прочтение вполне обеспечит его правильное применение на практике. Ниже публикуемые образцы партнерского договора и устава адвокатского бюро помогут более детально разобраться с этой формой адвокатского образования.

Адвокатский кабинет. Юридическая новелла или хорошо возрожденное старое?

Не представляет какой-либо сложности и трактовка понятия "адвокатский кабинет", хотя это и новая форма адвокатского образования в нынешней России. В дореволюционный период адвокатский кабинет был наиболее предпочтительной формой организации адвокатского труда, воспоминания о котором дошли до нас из трудов адвокатов Гейнце, Потехина и других.
Порядок создания (учреждения) кабинета и организация его деятельности достаточно четко регламентированы в законе. Преимущества деятельности адвоката в форме адвокатского кабинета заключаются в том, что отчисления, производимые на нужды кабинета, – это фактически отчисления на самосовершенствование и самообеспечение, в то время как отчисления на нужды других адвокатских образований – это все же средства, идущие на коллективные нужды.
Кроме того, в организационном плане работа в адвокатском кабинете не связана с взаимными обязательствами с другими адвокатами, основанными на учредительстве, не влечет отчетов перед коллективным органом управления, такая работа несет в себе характер индивидуальной деятельности со всеми ее достоинствами и недостатками.

Юридическая консультация, как форма муниципальной адвокатуры

И, наконец, назовем еще одну форму. Это – юридическая консультация. Но не в том привычном для уха российского гражданина значении, а в совершенно новом своем "обличии". По поводу этой правовой формы закон гласит так: В случае, если на территории одного судебного района общее число адвокатов во всех адвокатских образованиях, расположенных на территории данного судебного района, составляет менее двух на одного федерального судью, адвокатская палата по представлению органа государственной власти соответствующего субъекта Российской Федерации учреждает юридическую консультацию. Юридическая консультация является некоммерческой организацией, созданной в форме учреждения.
Вопросы создания, реорганизации, преобразования, ликвидации и деятельности юридической консультации регулируются ГК РФ, Федеральным законом "О некоммерческих организациях" и Федеральным законом об адвокатской деятельности. Вопросы, связанные с порядком и условиями материально-технического обеспечения юридической консультации, выделением служебных и жилых помещений для адвокатов, направленных для работы в юридической консультации, а также с оказанием финансовой помощи адвокатской палате для содержания юридической консультации, регулируются законами и иными нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации. Собрание (конференция) адвокатов ежегодно определяет размер вознаграждения, выплачиваемого адвокатской палатой адвокату, направляемому для работы в юридической консультации, а также смету расходов на содержание юридической консультации.
Таким образом, приведенная норма является законодательной новеллой, устанавливая основания и порядок учреждения адвокатского образования нового типа – так называемой "муниципальной адвокатуры".
Правовой основой регламентации вопросов, связанных с порядком и условиями материально-технического обеспечения юридической консультации и других технических вопросов, указанных в регламентируемой норме, являются законы и иные нормативно-правовые акты субъекта Российской Федерации, в котором создается юридическая консультация.
Эта форма адвокатского образования тоже представляет собой достаточный интерес с точки зрения стабильности заработка, идущего от государства, других преимуществ, возникающих из постоянства и размеренности, не присущих традиционным формам адвокатуры.
Однако, несмотря на все сказанное в части, касающейся адвокатских кабинетов и юридических консультаций, наиболее привлекательными для очень многих адвокатов, с кем удалось пообщаться после вступления Закона в силу, представляются все же коллегия адвокатов и адвокатское бюро.

Может ли адвокатское образование заниматься коммерческой деятельностью и совместима ли адвокатская деятельность с предпринимательством?

Этот вопрос относится к одному из самых проблемных вопросов в организации внутренней жизни адвокатуры. Одни адвокаты, ограниченно трактуя Закон, категорически возражают против привнесения в свою жизнь какой-либо коммерческой направленности, другие, наоборот, считают возможным сочетание адвокатской деятельности с коммерческой. Однако и те, и другие не правы. Прежде чем ответить на поставленный вопрос утвердительно, хотелось бы проанализировать ряд норм, регламентирующих данный вопрос.
Часть 2 ст. 1 Закона об адвокатской деятельности четко определяет, что адвокатская деятельность не является предпринимательской. Но согласно Закону адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката, в целях защиты прав, свобод и интересов физических и юридических лиц, а также в целях обеспечения доступа к правосудию. То есть, сразу оговоримся: адвокатская деятельность – это деятельность физических лиц, адвокатов, а не деятельность лиц юридических, хотя бы и созданных адвокатами.
Таким образом, Закон об адвокатуре, запрещая предпринимательскую деятельность, относит данное ограничение лишь в чистом виде только к самой адвокатской деятельности, т.е. к оказанию квалифицированной юридической помощи адвокатами. И такому ограничению есть вполне логичное оправдание: адвокатскую деятельность на коммерческую основу ставить нельзя, ибо в таком случае будут нарушены основные конституционные принципы о праве граждан на получение квалифицированной юридической помощи и защиты. Коммерция в адвокатской деятельности – это торг, коррупция, торжество теневой юстиции. Несомненно, ни о каком предпринимательстве и коммерции в адвокатской деятельности не должно быть речи ни по закону, ни по своей природе.
В части же, касающейся другой разрешенной Законом деятельности, которую ведет адвокат, например научной, преподавательской и иной творческой деятельности, которая к адвокатской не относится и таковой не является, данные ограничения (не заниматься предпринимательской деятельностью) на адвоката не распространяются. Соответственно не могут быть распространены эти ограничения и на образованные адвокатами адвокатские структуры (коллегии адвокатов, адвокатские бюро, кабинеты, юридические консультации).
Кроме того, на адвокатские образования не распространяется запрет на ведение предпринимательской деятельности и в других формах (не только в педагогической, научной, творческой). Поясним подробнее.
В ч. 10 ст. 29 Закона об адвокатской деятельности установлено ограничение заниматься предпринимательской деятельностью лишь для адвокатской палаты. Однако данное ограничение, установленное для одного вида некоммерческой организации (адвокатской палаты), не может быть распространено на другие виды некоммерческих организаций – коллегии адвокатов и адвокатские бюро. Ведь и адвокатская палата, и коллегия адвокатов, и адвокатское бюро – это совершенно различные юридические лица, которые в соответствии с нормами гражданского законодательства наделены равными гражданскими правами в части, касающейся участия в гражданской сфере деятельности и гражданско-правовых отношениях.
В соответствии с ч. 2 ст. 22 Закона об адвокатской деятельности коллегия адвокатов отнесена к некоммерческой организации (такова ее организационно-правовая форма). В соответствии с ч. 18 этой же статьи к отношениям, возникающим в связи с учреждением, ликвидацией, а также деятельностью коллегии адвокатов, применяются правила, предусмотренные для некоммерческих партнерств Федеральным законом "О некоммерческих организациях", если эти правила не противоречат положениям настоящего Федерального закона об адвокатской деятельности.
Обратимся теперь к Закону о некоммерческих организациях. Часть 2 ст. 8 этого Закона гласит: "Некоммерческое партнерство вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, соответствующую целям, для достижения которых оно создано". Противоречит ли эта норма Закону об адвокатской деятельности? Нисколько. Ведь в нормах Закона об адвокатской деятельности (ст. ст. 22, 23) ограничений заниматься предпринимательской деятельностью для коллегий адвокатов и адвокатских бюро не предусмотрено. Как это предусмотрено, к примеру, в отношении адвокатской палаты. Вот для нее-то закон о некоммерческих организациях в этой части не распространяется. А коллегии адвокатов и адвокатские бюро такой участи лишены.
Таким образом, как сами адвокаты индивидуально, если их деятельность не связана с адвокатской, вправе заниматься предпринимательством (например, в сферах научной, преподавательской и иной творческой деятельности, к примеру, рисовать картины и продавать их на Арбате, ковать фигурные железные решетки и ворота и сбывать их в садово-огороднические товарищества, выступать с лекциями о жизни на Марсе, выступать в театре в роли Офелии или Гамлета, учреждать коммерческие вузы и преподавать в них, получая соответствующую плату со студентов и т.д. и т.п.), так и учрежденные ими адвокатские образования в виде адвокатских коллегий и адвокатских бюро, как некоммерческие организации, также могут заниматься всевозможными коммерческими проектами и воплощением их в жизнь, если их предпринимательская деятельность соответствует целям, для достижения которых эти адвокатские образования созданы.
Возникает лишь вопрос, кто будет заниматься в адвокатском образовании коммерческой деятельностью, если в нем – все адвокаты? Вариантов ответов здесь множество в зависимости от того, какую форму предпринимательской деятельности решило вести то или иное адвокатское образование.
Например, коллегия адвокатов приобретает недвижимость, которую затем сдает в аренду и тем самым зарабатывает себе средства для более качественного оказания адвокатских услуг, развития собственной базы. В этом случае заключение арендных соглашений вполне возможно выполнить силами исполнительного органа адвокатского образования.
В другом случае с той же целью для поддержания адвокатов, оказывающих юридическую помощь малоимущим слоям населения (не обязательно тем категориям, которые названы в Законе) оборудования надлежащих рабочих мест и т.д., и т. п. Адвокатское образование приобретает пакет акций какого-либо крупного предприятия, которые котируются на фондовом рынке и приносят прибыль. Здесь от имени адвокатского образования могут выступать соответствующие профессиональные участники рынка ценных бумаг (фондового рынка), всевозможные дилеры, иные поверенные.
Еще одна форма: коллегия адвокатов создает свое самостоятельное коммерческое предприятие. Например, консалтинговый центр, аудиторскую фирму, экспертное бюро, частное детективное агентство и т.д. Там коммерческой (предпринимательской) деятельностью будет заниматься наемный директор или коллегиальный исполнительный орган этой фирмы. Аналогичным образом с помощью наемного персонала может действовать и адвокатский кабинет, и юридическая консультация, работающая в форме учреждения.
Ничем в этой схеме противозаконным не пахнет. Все вышесказанное вполне укладывается в рамки как Конституции РФ, ГК РФ, так и Законов об адвокатской деятельности, о некоммерческих организациях, да и здравой логики тоже. Более того, эта схема уже давным-давно опробирована активными и думающими адвокатами, которые не перебиваются, как говорится, с молока на хлеб от недостатка гонораров, а ведут достаточно сносную и даже вполне респектабельную жизнь, позволяющую и бедным помогать, не глядя на донышко скудного бюджета собственной конторы, и своих адвокатов не держать в черном теле за счет непомерных поборов на содержание адвокатуры.
В одном из таких адвокатских бюро, которое имеет "на своем балансе" аудиторскую фирму, консалтинговое общество с ограниченной ответственностью, небольшой сельхозкооператив и даже базу отдыха в Подмосковье недавно мне пришлось побывать самому. Ничего кроме восхищения такая организация работы не вызывает. И только закостенелый ретроград не может никак этого принять, так как оно не укладывается в его узком понимании современности и нового образа жизни. А на старом багаже далеко не уехать.
В названной мной адвокатской структуре есть все: и удобные комфортабельные кабинеты, и на каждого адвоката персональный компьютер с выходом в Интернет и собственным электронным адресом, и прекраснейшая юридическая библиотека, постоянно пополняемая всеми новинками, и замкнутая в единую цепь электронно-правовая база с регулярно обновляющейся информацией, и место для отдыха адвокатов с небольшим баром, и еще много чего хорошего, в т.ч. правом адвокатов два раза в год отдыхать по бесплатной путевке на собственной базе отдыха в Подмосковье. И такое благосостояние строится, конечно же, не за счет больших адвокатских отчислений из гонораров. А за счет самоуважения, существующего в адвокатском коллективе, уважения труда каждого адвоката, его всяческой поддержки и защиты от всякого рода чиновников, в т.ч. и адвокатских. Это и есть те самые принципы корпоративности, самоуправления, независимости, необходимость которых не требует никаких доказательств. Это – аксиома внутренней жизни коллектива единомышленников.
Такой коллектив адвокатов-единомышленников, конечно же, авторитарными методами, перенесенными из прокуратуры, в нынешних условиях не создашь. Этими методами можно создать лишь послушную начальнику толпу оловянных солдатиков, с которыми серьезных баталий в противоборстве с нашим совершенно неправовым государством не выиграть.

Ниже предлагаются проекты учредительных документов коллегии адвокатов, адвокатского бюро и Положения о филиале коллегии адвокатов. Документы разработаны на научной базе кафедры гражданско-правовых дисциплин Московского гуманитарно-экономикого института (МГЭИ) с участием научной общественности юридического факультета института. Разработчик и автор проектов – заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин института, адвокат 84 ЮК МРКА, доктор юридических наук, член РАЮН Сергеев В.И.

Приложения:
Проект устава коллегии адвокатов
Проект устава адвокатского бюро

Заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин МГЭИ,
доктор юридических наук, член Российской академии юридических наук
адвокат В.И.Сергеев



СЛЕДУЮЩИЕ ПУБЛИКАЦИИ:

РОЛЬ И МЕСТО АДВОКАТА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
НА АВОСЬ ЛУЧШЕ НЕ ПОЛАГАТЬСЯ
РИСК ПРИ ПОКУПКЕ КВАРТИРЫ
СВОБОДНОЕ РАССУЖДЕНИЕ НА ТЕМУ "УТРАТЫ ДОВЕРИЯ" КАК ОСНОВАНИЯ ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРАВООТНОШЕНИЯ
.ИСТОРИЯ РОССИЙСКОЙ АДВОКАТУРЫ. Людологический обзор
НЕ ПРИНУЖДАЙ, ИНСПЕКТОР!
ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ПРЕДСТАВЛЯЕТ АДВОКАТ
ВКЛЮЧАЕТСЯ ЛИ РАБОТА СТАЖЕРОМ АДВОКАТА В СУДЕЙСКИЙ СТАЖ?
НА ЧТО РАССЧИТЫВАТЬ АДВОКАТУ В ДЕКРЕТЕ?
О ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ЗАЯВЛЕНИЙ О ПРИНЯТИИ ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНЫХ МЕР, СВЯЗАННЫХ С ЗАПРЕТОМ ПРОВОДИТЬ ОБЩИЕ СОБРАНИЯ АКЦИОНЕРОВ
О НАЛОГООБЛОЖЕНИИ АДВОКАТСКИХ БЮРО
ДЕЛО РЯБЫХ ПРОТИВ РОССИИ
ДЕЛО СМИРНОВА ПРОТИВ РОССИИ
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ гр. ГУРТОВЕНКО :: Конституционный Суд РФ Определение от 7 февраля 2003 г N 65-О
Еще публикации »

Любой из материалов, опубликованных на этом сервере, не может быть воспроизведен в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.


© Домашний адвокат, Москва, 2011 г.
Email: info@bestlawyers.ru
Разработка сайта:
ВебСервис Центр