Газета "Бизнес-Адвокат" содержание выпусков:
№№ 2004, 2003, 2002 гг.
Rambler's Top100

Поиск по сайту:

РЕКЛАМА

Rambler
Яндекс цитирования



ГАЗЕТА "БИЗНЕС АДВОКАТ" СТАТЬИ:

БА № 17, 2005 :: «ЗАКОНЪ» ПОД КОРОНОЮ
Эксперты Московского юридического общества нашли первых обладателей серебряного знака присяжного поверенного, принадлежащего адвокату Андрею Тарасову.

С адвокатом Андреем Тарасовым я познакомился, когда работал над книгой «Российская адвокатура на рубеже веков. XX–XXI». Рассказывая о себе, Андрей Семенович поведал, что увлекается историей адвокатуры, и продемонстрировал подлинный знак присяжного поверенного XIX – начала XX веков. Он любезно согласился предоставить раритет для фотографирования. Изображение именно этого знака украшает титульный лист упомянутой книги. А в конце ее содержится персональная благодарность адвокату Тарасову за помощь в подготовке издания.
За кадром осталась лишь одна небольшая, но существенная деталь: на оборотной стороне знака имеется надпись: «Л.С. Бискъ – А.Б. Левенсону». Кто были эти люди, Тарасов не знал. Понятно, что принадлежали они к сословию присяжных поверенных. И, скорее всего, Биск подарил этот знак Левинсону по случаю юбилея, как водилось в те времена, или при вступлении последнего в адвокатуру. Вот и все.… Однако спустя 5 лет история знака, принадлежащего адвокату Тарасову, получила неожиданное продолжение.
Эксперты Московского юридического общества сообщили в редакцию, что обнаружили ряд уникальных документов, проливающих свет на историю создания и развития этого Общества до Октябрьской революции. В частности, заместитель председателя Общества Марина Кретова обнаружила списки Общества за несколько десятков лет. Оказалось, что в членах Московского юридического общества состояло немало известных деятелей юридической науки, корифеев права и судебных ораторов: Константин Арсеньев, Анатолий Кони, Сергей Муромцев, Петр Семенов-Тянь-Шаньский и другие. Среди действительных членов общества было много присяжных поверенных. Так, в списках на 1 января 1913 года я нашел фамилии Василия Маклакова, Владимира Малянтовича, Александра Винавера, Михаила Гернета, Дмитрия Доброхотова, Владимира Капеллера и других известных московских адвокатов. А под номером 24 значится Биск Лев Соломонович! Его коллега, которому он презентовал адвокатский знак – Левинсон Александр Борисович – тоже в списках Московского юридического общества.
Выяснилось, что Лев Соломонович Биск являлся одним из известных представителей молодой адвокатуры и входил в знаменитый «бродячий клуб», основанный Н.К. Муравьевым, В.А. Маклаковым, П.Н. Малянтовичем и Н. В. Тесленко в 90-х годах XIX века. Эти молодые в ту пору адвокатские львы горели благородными идеями, вели бесплатные юридические консультации для рабочих и крестьян, строго следили за «нравственностью сословия», участвовали в коллективных политических защитах и мечтали о падении самодержавия.
Самодержавие пало, а вместе с ним и молодая адвокатура с ее благородными устремлениями. Малянтович был расстрелян, Тесленко ушел с Деникиным, Маклаков эмигрировал во Францию. Как сложилась судьба у Биска? Это еще предстоит выяснить. Но, скорее всего, он прошел тот же путь, что и его товарищи. А знак остался….
Еще немного истории. В декабре 1865 года, через год после утверждения Судебных уставов, министр юстиции Д.Н. Замятнин обратился в Государственный Совет с представлением проекта Общего наказа судебным установлениям, где помимо прочего содержались и положения, касающиеся отдельных вопросов организации адвокатуры и, в частности, учреждения специального знака. «Что же касается присяжных поверенных, – записано в представлении, – то, хотя в Судебных уставах и не упоминается об установлении для них знака, но для отличия их от лиц, являющихся поверенными по делам, но не принадлежащих к сословию присяжных поверенных, министр юстиции полагал бы присвоить званию присяжного поверенного особый знак для ношения в петлице»1.
В статье 2 проекта Общего наказа судебным установлениям говорилось: «В публичных заседаниях должностные лица судебного ведомства должны быть в форменной одежде», а «присяжные поверенные обязаны быть в черных фраках, имея в петлице знак, присвоенный их званию».
31 декабря 1865 года Государь Император Александр II высочайше утвердил рисунок знака присяжного поверенного2.
22 января 1866 года Государственный совет рассмотрел проект Общего наказа судебным установлениям и вынес решение о преждевременности принятия этого документа. Однако принял проект Временных правил внутреннего распорядка в судебных установлениях. Статья 10 этих Правил гласит, что «присяжные поверенные имеют также особые, по приложенному описанию, знаки». В статье 11 говорится, что «знаки, о коих упоминается в двух предыдущих статьях, надеваются при исполнении служебных обязанностей, как на форменную, так и на неформенную одежду». В прилагаемом описании указано, что «знак присяжных поверенных серебряный, с изображением герба судебного ведомства, окруженного дубовым венком. Знак этот носится в петлице на левой стороне фрака»3 .
14 марта 1866 г. в газетах было опубликовано обращение Комитета для принятия и рассмотрения прошений лиц, желающих вступить в присяжные поверенные, в котором «желающие и имеющие право» приглашались подавать прошения.
Первое прошение поступило 15 марта от присяжного стряпчего Санкт-Петербургского коммерческого суда, надворного советника Федора Андреева. Прошение «отставного надворного советника Константина Арсеньева» поступило 17 марта, статского советника Дмитрия Стасова – 21 марта. В этот же день прошения подали Владимир Спасович и Владимир Танеев. Всего было подано 68 прошений.
11 апреля министр утвердил первых в России 27 присяжных поверенных. Из выдающихся адвокатов, кроме названных выше, среди них были В.П. Гаевский, А.Н. Турчанинов, К.Ф. Хартулари, В.В. Самарский-Быховец, Г.Г. Принтц.
6 мая Московский окружной суд утвердил первых присяжных поверенных Московского округа. Председателями Советов присяжных поверенных стали в Петербурге – А.Н. Турчанинов, в Москве – М.И. Доброхотов4 .
Знак присяжных поверенных стал главным внешним свидетельством принадлежности к удивительному для царской России сословию судебных защитников. Он присутствует на всех фотографиях и парадных портретах адвокатов Российской империи. Присяжные поверенные носили его с гордостью. Он был символом их независимости, свободомыслия.
В 1878 году, в разгар административных гонений на адвокатуру, В.Д. Спасович, намекая на проект упразднения самостоятельной адвокатуры, говорил: «Итак, мы отходящие люди, но… никогда я не чувствовал себя бодрее; никогда еще не ощущал в себе больше гордости, что ношу знак, на котором изображен столб, но на этом столбе написано мелким шрифтом «законъ» под короною. Никогда еще не гордился я больше тем, что принадлежу к сословию петербургской адвокатуры, что посвятил себя этой опальной ныне профессии и даже что эта профессия обретается ныне в опале; есть опалы, которые честнее чинов, орденов, знаков отличия…».
Современная адвокатура создала множество поделок, отдаленно напоминающих первозданный адвокатский знак. Взять хотя бы корпоративные значки Федерального союза адвокатов, Межреспубликанской коллегии, Международного союза (Содружества) адвокатов. Однако ни один из них не идет ни в какое сравнение с подлинным первым российским адвокатским знаком. Напрашивается вопрос: а стоит ли изобретать велосипед, плодя все новые и новые значки, в которых советская безвкусица переплетается с подражанием высоким образцам присяжной адвокатуры?
Я обратился к одному из самых уважаемых мэтров сообщества Генри Марковичу Резнику с вопросом: как он смотрит на то, чтобы возродить исконный адвокатский знак? Он ответил, что нынешняя адвокатура этот знак не заслуживает.
Возможно. Но что тогда все наши разговоры о единстве адвокатуры и верности традициям?
В следующем году российская адвокатура будет отмечать свое 140-летие (не путать со 140-летием принятия Судебных уставов, которое отмечалось в прошлом году). Мне кажется, возрождение адвокатского знака в его исконном виде могло бы стать достойным актом встречи юбилея. Возродив знак, современная адвокатура не только бы отдала дань памяти своим прадедам – присяжным поверенным, а продемонстрировала намерение соответствовать тем высоким идеалам, которые были положены при рождении сословия. А история с адвокатским знаком, принадлежащим адвокату Андрею Тарасову – это ли не знак свыше?

Александр КРОХМАЛЮК,
лауреат Золотой медали им. Ф.Н. Плевако

1 История русской адвокатуры. Т.1, с. 116.
2 Второе полное собрание законов Российской империи. Т. 40.
3 История русской адвокатуры. Там же.
4 История русской адвокатуры. Т 1, с. 131–133.


СЛЕДУЮЩИЕ СТАТЬИ "БА":

БА № 19, 2005 :: ЗДАНИЕ БЕЗ СТРАХОВКИ В ЗАЛОГЕ У БАНКА
БА № 19, 2005 :: ДЕНЬГИ ВМЕСТО ОТПУСКА
БА № 19, 2005 :: УКЛОНЕНИЕ ОТ ЭКСПЕРТИЗЫ – ПУТЬ К ПРОИГРЫШУ В СУДЕ
БА № 19, 2005 :: ФЕДЕРАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ И ПРИНЦИП «ОТКРЫТОСТИ»
БА № 18, 2005 :: ЕСЛИ АРТИСТ НЕ АВТОР
БА № 18, 2005 :: «ФИРМЫ-ОДНОДНЕВКИ» ИСКЛЮЧАТ ИЗ ЕГРЮЛ
БА № 18, 2005 :: ТРУДНАЯ СУДЬБА СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ
БА № 18, 2005 :: БОЛЬШЕ ЮРИСТОВ, ХОРОШИХ И РАЗНЫХ
БА № 18, 2005 :: ИСКУССТВО ПРОТИВ ИСКУССТВА
БА № 17, 2005 :: СУДЬБА ДОГОВОРА АРЕНДЫ
БА № 17, 2005 :: ОБРЕЧЕННЫЕ НА СЛЕПОТУ
БА № 15, 2005 :: МОЛОДЫЕ АДВОКАТЫ ОБЪЕДИНИЛИСЬ
БА № 15, 2005 :: ПРОДАВЦЫ ВОЗДУХА
БА № 15, 2005 :: ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ… ВАВИЛОНСКАЯ БАШНЯ
БА № 15, 2005 :: КРЕСТОВЫЙ ПОХОД НА НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКА
БА № 15, 2005 :: ДАВНО И НЕПРАВДА
БА № 15, 2005 :: РАЗРЕШЕНИЕ НА СТРОИТЕЛЬСТВО
БА № 15, 2005 :: КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД ВСТУПИЛСЯ ЗА ЧАСТНОГО ОБВИНИТЕЛЯ
БА № 15, 2005 :: СОЧИНИТЕЛЬСКИЙ ПОДРЯД
Еще статьи »

Любой из материалов, опубликованных на этом сервере, не может быть воспроизведен в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.


© Домашний адвокат, Москва, 2011 г.
Email: info@bestlawyers.ru
Разработка сайта:
ВебСервис Центр